Алан Александр Милн * Винни-Пух. * Домик на Пуховой Опушке.

(в которой Иа-Иа потерял хвост, а Пух его нашел)
Серый ослик Иа-Иа, многое повидавший на своем веку, одиноко стоял в самом Заброшенном Уголке Леса. Он широко расставил передние ноги, свесил голову на бок и размышлял о Сути Вещей. Иногда он с грустью думал: «Почему?», иногда: «Отчего?», а иногда: «Каким образом?». Нередко ослик и сам толком не знал, о чем же он сейчас думает.
Этим утром, услышав, бодрое топанье Винни-Пуха, Иа-Иа очень обрадовался тому, что можно немножко отдохнуть от тягостных раздумий и просто поздороваться.
— Здравствуй, Винни-Пух, — как всегда, уныло сказал ослик.
— Как жизнь? — спросил Пух.
Иа-Иа покачал головой из стороны в сторону.
— Разве это жизнь? — сказал он. — Я уже так давно не видел настоящей жизни...
— Ну, ладно, ладно. Не стоит так расстраиваться, — посочувствовал Пух. — Дай-ка я посмотрю на тебя.
Пока Винни-Пух обходил вокруг Иа-Иа, ослик покорно стоял, уныло глядя себе под ноги.
— Слушай, а что случилось с твоим хвостом?
— А что с ним случилось?
— Его нет!
— Ты уверен?
— Видишь ли, хвост или есть, или его нет. С этим не поспоришь. Так вот, его нет!
— А что есть?
— Ничего.
— Надо посмотреть, — сказал Иа-Иа и стал медленно поворачиваться, пытаясь разглядеть то место, где еще так недавно был хвост. У него ничего не получилось, и он стал поворачиваться в другую сторону, пока не оказался в том самом месте, откуда начал осмотр. Тогда он опустил голову и посмотрел снизу. Наконец, печально вздохнув, он сказал:
— Ты совершенно прав.
— Ну, конечно же, я прав! — сказал Пух.
— Вот, оказывается, в чем причина! — тоскливо произнес Иа-Иа. — Это открыло мне глаза. И не удивительно.
— Ты, наверное, забыл его где-нибудь, — предположил Винни-Пух.
— Наверное, кто-нибудь утащил его, — сказал Иа-Иа. — Как это на них похоже! — добавил он, помолчав.
Пух почувствовал, что нужно сказать что-нибудь утешительное, но ему ничего в голову не приходило. И он решил сделать что-нибудь утешительное.
— Осел Иа-Иа! — торжественно произнес медвежонок. — Я принесу хвост. Это говорю тебе я, Медведь Винни-Пух.
— Спасибо, Пух, — сказал Иа-Иа. — Ты настоящий друг. Не то, что некоторые.
И Винни-Пух отправился искать хвост Иа-Иа.
Начал он поиски чудесным весенним утром. Маленькие прозрачные облачка весело резвились в синем небе. Иногда они ненадолго закрывали солнышко, делая вид, что хотят заслонить его насовсем, но быстренько улетали, чтобы и другие тучки смогли поиграть в эту веселую игру. Но солнышко весело светило, не обращая на них никакого внимания. А сосна, которая целый год не меняла своих иголок, рядом с молоденькими, в новеньких зеленых кружевах, березками, казалась древней и старомодной.
А Винни-Пух шел и шел, оставляя за собой сосны и ели, каменистые берега ручейков и заросли можжевельника, осыпи, крутые склоны и буйный кустарник.
И, наконец, устав и проголодавшись, он очутился в Самой Чаще. Нет, он не заблудился. В Самую Чащу он пришел потому, что там жила Сова.
— Если кто-то знает о чем-то, то это Сова, которая кое-что кое-в-чем понимает, не будь я Винни-Пух. А Винни-Пух — это я,— добавил он.
Сова жила в старинном особняке «Каштаны», полном величественного достоинства и очарования.
К двери были приделаны звонок с кнопкой и колокольчик со шнурком, поэтому великолепие особняка поражало всякого, что уж тут говорить о Винни-Пухе!
Под звонком было написано:
НАЖАТ! ВСЛУЧАИ
НИСВАЕВРЕМЕНАВА
АТКРЫВАНИЯ
А под колокольчиком висело еще одно объявление:
ПАДЕРГАТ! ВСЛУЧАИ
ЗАДЕРЖАНИЯ
С АТРЫВАНИЕМ
Оба объявления написал Кристофер Робин, потому что во всем лесу никто, кроме него, не умел писать, даже Сова, умная-преумная, хоть она умела читать и ставить свою подпись «САВА», и ещё умела произносить по слогам такие трудные слова, как «Сакраментальный» и «Бефстрогановсгарниром».
Пух прочитал оба объявления очень внимательно, сначала слева направо, затем, чтобы ничего не пропустить, справа налево. Хорошенько уяснив, что нужно делать, он нажал на кнопку и попытался ее подергать, потом подергал шнурок и чуть-чуть пожал его, а затем закричал, что было сил:
— Сова!!! Открывай! Медведь пришел!
Дверь скрипнула, и на пороге показалась Сова.
— Привет, Пух, — сказала она, — какие новости?
— Грустные и ужасные, — сказал Пух, — потому что Иа-Иа, мой близкий друг, потерял хвост. Он испытывает Страдания. Не могла бы ты объяснить мне, что нужно делать, чтобы побыстрее его разыскать?
— Значит, так, — сказала Сова. — Стандартная процедура заключается в следующем...
— А что они означают, эти Старания Самодура? — спросил Пух. — В моей голове так мало ума и так много всего остального, что длинные слова в ней просто не помещаются.
— Это означает, что нужно делать.
— Ну, ладно, пока они означают это, я не буду тебя перебивать, — покорно сказал Пух.
— Делать нужно следующее: прежде всего мы сообщим...
— Будь здорова, — сказал Пух. — Так о чем ты говорила. — Ты чихнула перед тем, как собиралась что-то сказать.
— Я не чихала.
— Нет, Сова, ты, чихнула.
— Извини, Пух, этого не было. Нельзя же чихнуть и не заметить этого.
— Ну, хватит. Я сказала, что нужно сообщить...
— Ну,вот опять. Будь здорова, Сова, ты снова сказала: «Прежде всего нужно...»
— В печать! — рассердилась Сова. — Нужно дать объявление о том, что тот, кто найдет хвост Иа-Иа, получит много-много кое-чего в награду.
— Конечно, конечно, — закивал Винни-Пух. — Да, вот насчет много кое-чего, — задумчиво сказал он.
— Обычно в это время я чуть-чуть, совсем немного, кое-чем завтракаю, — покосился Пух на буфет в углу комнаты. — Совсем чуть-чуть кой-чего, ну, там ложечка меду или глоточек сгущенки...
— Ну, так вот, — продолжала Сова. — Мы напишем такое объявление и развесим его по всему Лесу.
— Ложечка меда, — повторил про себя Пух, — или... или совсем ничего. Как получится.
Он глубоко вздохнул и стал старательно слушать Сову.
А Сова все говорила и говорила, слова становились все длиннее и длиннее, но, наконец, она вернулась к тому, с чего начала, и посоветовала попросить написать объявление Кристофера Робина.
— Кстати, ты уже видел объявление на двери моего особняка? — спросила Сова. — Это его работа.
Пух уже давно перестал понимать, о чем же говорит Сова, и время от времени говорил то «Да, да», то «Нет, нет». Он уже три раза подряд сказал «Да, да», и теперь подумал, что пора бы и сказать «Нет, конечно же, нет».
— Ты их еще не видел? — страшно удивилась Сова. — Пойдем, я тебе покажу.
И они вышли за дверь. Пух осмотрел кнопку и объявление под ней, и объявление под колокольчиком и задумчиво уставился на шнурок. И чем больше он смотрел на него, тем больше ему казалось, что эту штуку он уже где-то видел, где-то в другое время и в другом месте...
— Прелестный не правда ли? Сова.
Пух кивнул.
— Что-то он мне напоминает... — пробормотал он, — но я не могу понять... Послушай, Сова, а откуда он у тебя?
— О, это целая история. Прелюбопытнейшая. Однажды, гуляя по лесу, я заметила, что с кустика свисает шнурочек. — «Кто это там живет?» — подумала я и позвонила. Никто не ответил. Тогда я позвонила еще, и еще раз, и шнурок оборвался.
— Опять чихаешь, Сова, — безнадежно вздохнул Пух.
Тут Сова поняла, что у нее действительно насморк.
— Я подубала, он дикому не дужен...
— Ты ошиблась, Сова! — торжественно заявил Пух. — Кому-то он очень нужен!
— Кому?
— Иа-Иа. Моему близкому другу Иа-Иа. Он... нежно любил его.
— Дежно любил?
— Он был к нему так привязан... — сказал Пух с грустью.
Винни-Пух отвязал хвостик от колокольчика и принес его Иа-Иа.
А когда Кристофер Робин приколотил его на историческое место, Иа-Иа запрыгал по Лесу, так потешно размахивая хвостом, что Винни-Пуху, чтобы не лопнуть от смеха, пришлось быстренько отправиться домой и чего-нибудь перекусить.
А через полчаса он уже, облизываясь, гордо распевал примерно такую песенку:
Кто нашел хвост?
Я, Винни-Пух!
Около двух
(только по-правдашнему было
около одиннадцати!)
Я нашел хвост!

Комментариев нет:

Отправить комментарий